Мы и другие

Как можно радоваться миру? Разве только если убегаешь в него
Франц Кафка (Мы и другие)


Агрессия в корне своем есть… устремление к кому-то, завязывание контакта будь то ради дружеского утверждения себя и другого, или ради целей вражды… Противоположностью агрессии является не миролюбие или уважение, или дружба, а изоляция, состояние полного отсутствия контакта
Ролло Мэй (Мы и другие)


Границы эго становяться границами мы: я и и ты противопоставлены всему остальному миру, и в момент любовного экстаза мир изчезает
Фредерик Перлз (Мы и другие)


Нет человека, что был бы сам по себе, как остров; каждый живущий – часть континента; и если море смоет утес, не станет ли меньше вся Европа – на каменную скалу, на поместье друзей, на твой собственный дом. Смерть каждого человека умаляет и меня, ибо я един со всем человечеством. А потому никогда не посылай узнать, по ком звонит колокол: он звонит и по тебе.
Джон Дон (Мы и другие)


Между тем, что я думаю, тем, что я хочу сказать, тем, что я, как мне кажется, говорю, тем, что я говорю, и тем, что вы хотите услышать, и тем, что как вам кажется, вы слышите, тем, что вы хотите понять тем, что вы понимаете, стоит десять вариантов возникновения непонимания. Но всё-таки давайте попробуем...
Эдмонд Уэллс (Мы и другие)


Когда мы глядим друг на друга, два разных мира отражаются в зрачках наших глаз
М.М. Бахтин (Мы и другие)


Любовь – это, скорее, форма существования: не столько влечение, сколько самоотдача, отношение не столько к одному человеку, сколько к миру в целом
Ирвин Ялом (Мы и другие)


Контакт означает не только единение или растворение. Он может произойти только между отдельными существами, всегда требует независимости и всегда рискует попасть в ловушку объединения. В момент объединения чувство полноты собственной личности переходит в новое качество. "Я" уже больше не только я, а "я" и "ты" – это "мы". И хотя эти "я" и "ты" становятся "мы" только на словах, тем не менее, мы рискуем раствориться в этих местоимениях и потерять "я" и "ты". Пока у меня нет опыта полного контакта, когда "я" встречаю "тебя" – с глазами, руками, головой, – ты можешь стать неотразимой и совершенно подавить меня, когда я полностью тебя почувствую. Вступая в контакт с тобой, я ставлю на карту мое независимое существование, но только через контакт мы узнаем настоящую цену независимости.
Ирвин Польстер (Мы и другие)


Привыкнуть можно только к смерти других
Станислав Ежи Лец (Мы и другие)


Проблема отношений – это проблема слияния-изоляции (или привязанности-отделенности). С одной стороны, человек должен научиться быть в отношениях с другим, не поддаваясь желанию избегнуть изоляции, став частью этого другого. Но он также должен научиться, будучи в отношениях с другим, не низводить другого до роли средства защиты от изоляции
Ирвин Ялом (Мы и другие)


Каждому следует с большой осторожностью входить в общение с другими, а в существенную беседу вступать лишь с Богом да с самим собой
Сьерен Кьеркегор (Мы и другие)


Встреча двух личностей подобна контакту двух химических веществ: если есть хоть малейшая реакция, изменяются оба элемента
Карл Густав Юнг (Мы и другие)


Первое, что нужно усвоить во взаимоотношениях с другими людьми, - это то, что им нельзя мешать быть счастливыми - так, как они того хотят
Генри Джеймс (Мы и другие)


На самом деле ... каждый думает то, что ему подспудно наязывают другие.
Чак Паланик (Мы и другие)


Любовь - горная, а не равнинная, с ней нечего делать тем, которые устраивают приспособление к равнинной жизни. Любовь нельзя удержать на равнине, она мертвеет и превращается в иное. Любовь - не жилец на равнинной жизни. В любви нет ничего статического, ничего устраивающего. Любовь - полет, разрушающий всякое устроение
Н.А. Бердяев (Мы и другие)


Сочувствие и сопереживание предполагает, что я переживаю в себе то, что пережито другим человеком, и, следовательно, в этом переживании он и я - одно. Все знания о другом человеке действительны настолько, насколько они опираются на моё переживание того, что переживает он. ... Возможность такого вида знания, основанного на преодолении разрыва между наблюдающим субъектом и наблюдаемым объектом, требует, конечно, гуманистического подхода, о котором я упомянул выше, а именно признания того, что каждый человек несёт в себе всё человеческое содержание, что в душе мы и святые, и преступники, хоть и в разной степени...
Эрих Фромм (Мы и другие)


Истинная любовь к другому человеку имеет специфическую особенность, поскольку я люблю в этом человеке не только его личность, но и человечество в целом, или Бога, как сказал бы верующий христианин или иудей. Точно так же, если я люблю свою страну, моя любовь является в то же время любовью к человеку и человечеству; если она не такова, то это привязанность, основанная на неспособности к самостоятельности, и, как показали последние аналитические исследования, ещё одно проявление идолопоклонства
Эрих Фромм (Мы и другие)


Отношения бывают неудачными, когда человек частично – с другим, а частично еще с кем-то вымышленным
Ирвин Ялом (Мы и другие)


Верьте себе и живите так, напрягая все свои силы на одно: на проявление в себе бога, и вы сделаете все, что вы можете сделать и для своего блага, и для блага всего мира
Лев Толстой (Мы и другие)


В этом мире многие... несчастны, но только по причине неумения любить, любить другое существо.
Эдуард Лимонов (Мы и другие)


Слияние с другим устраняет изоляцию радикальным образом – устраняя самосознание
Ирвин Ялом (Мы и другие)


В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение; боящийся несовершенен в любви
Иоанн Богослов (Мы и другие)


Кто такие эти они? Они предполагают существование некоей таинственной группы, пары, культуры, страны, семьи, соседей, но никогда не ясно, кто же конкретно эти таинственные, влиятельные, не дающие нам покоя другие.
Карл Витакер (Мы и другие)


...связью с людьми мы обязаны лишь своим собственным усилиям: стоит перестать писать или говорить, стоит обособиться, и толпа людей вокруг вас растает; понимаем, что большая часть этих людей на самом деле готовы отвернуться от нас (не из злобы, а лишь из равнодушия), а остальные всегда оставляют за собой право переключить свое внимание на что-нибудь другое; в эти дни мы понимаем, сколько совпадений, сколько случайностей необходимы для рождения того, что называют любовью или дружбой, и тогда мир снова погружается во мрак, а мы – в тот лютый холод, от которого нас ненадолго укрыла человеческая нежность
Альбер Камю (Мы и другие)


Но когда мы говорим, что человек ответствен, то это не означает, что он ответствен только за свою индивидуальность. Он отвечает за всех людей
Жан-Поль Сартр (Мы и другие)


Жизнь — установление нового отношения к миру через большее и большее подчинение животной личности разуму, и проявление большей степени любви
Лев Толстой (Мы и другие)


границы рождают мою самость. Если моя свобода не сталкивается ни с какими границами, я превращаюсь в ничто. Благодаря ограничениям, я вытаскиваю себя из забвения и привожу в существование
Карл Ясперс (Мы и другие)


Все, что раздражает в других, может вести к пониманию себя
Карл Густав Юнг (Мы и другие)


Нет ничего более страшного для нас, чем другой человек, которому нет до нас никакого дела
Осип Мандельштам (Мы и другие)


Контакт – это функция, которая удовлетворяет потребность в объединении и разделении. Контакт дает каждому человеку шанс познакомиться с окружающим его миром. Человек снова и снова вступает в контакт, и за каждой встречей появляется следующая. Я касаюсь тебя, я говорю с тобой, я улыбаюсь тебе, я вижу тебя, я прошу тебя, я принимаю тебя, я знаю тебя, я хочу тебя – все это дает резонанс нашему существованию.
Ирвин Польстер (Мы и другие)